25 января 2010 г.

Электронная цифровая подпись (ЭЦП). Часть 1: Субъекты и сфера применения.

Топик на Хабре, посвященный вопросам заключения договоров в интернете (см.) вызвал довольно бурное обсуждение, в процессе которого обнаружилось, что c юридической точки зрения электронная цифровая подпись (ЭЦП) для очень многих — terra incognita. Это натолкнуло меня на мысль написать цикл постов на тему юридического регулирования ЭЦП в России.

Сразу следует разобраться с тем, чем является ЭЦП и чем она не является.

Основополагающим нормативным актом, регулирующим использование ЭЦП на территории Российской Федерации является  ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (далее — ФЗ «Об ЭЦП»). Статья 3 указанного закона недвусмысленно устанавливает, что ЭЦП может принадлежать только физическому лицу:
    электронная цифровая подпись — реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе;
    владелец сертификата ключа подписи — физическое лицо, на имя которого удостоверяющим центром выдан сертификат ключа подписи и которое владеет соответствующим закрытым ключом электронной цифровой подписи, позволяющим с помощью средств электронной цифровой подписи создавать свою электронную цифровую подпись в электронных документах (подписывать электронные документы);
Никаких ЭЦП для юридических лиц действующим законодательством не предусмотрено. В этом отношении электронная цифровая подпись ничем не отличается от обычной (собственноручной) подписи лица. То есть ЭЦП никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя рассматривать как аналог печати организации (в некоторых случаях ЭЦП может заместить печать, но об этом — дальше).

Однако и аналогия с собственноручной подписью не является полной. Электронная цифровая подпись обладает одним принципиальным (принципиальным в том смысле, что оно не обусловлено цифровым характером подписи) отличием — она подлежит применению только в строго очерченных ситуациях. Согласно ст.6 ФЗ «Об ЭЦП» сертификат ключа подписи должен содержать, помимо прочего, «сведения об отношениях, при осуществлении которых электронный документ с электронной цифровой подписью будет иметь юридическое значение».

Таким образом, если собственноручной подписью лицо вправе заверять любые документы, то ЭЦП будет иметь юридическое значение только при условии, что ею заверен документ, относящийся к отношениям, перечисленным в сертификате ключа подписи.

О том, какие это могут быть отношения, закон умалчивает. В самой первой статье закона написано:
Действие настоящего Федерального закона распространяется на отношения, возникающие при совершении гражданско-правовых сделок и в других предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях.
Имеет ли лицо право как-то дополнительно ограничить ряд отношений, на которые рассчитано применение ЭЦП (например, в рамках гражданско-правовых сделок выделить лишь какие-то из них, скажем, договоры купли-продажи) из процитированной нормы неясно.

Некоторую ясность может внести анализ ст.4 ФЗ «Об ЭЦП», где сказано:
Участник информационной системы может быть одновременно владельцем любого количества сертификатов ключей подписей. При этом электронный документ с электронной цифровой подписью имеет юридическое значение при осуществлении отношений, указанных в сертификате ключа подписи
Отсюда, казалось бы, можно сделать вывод, что лицо имеет право сколь угодно дробно определять отношения, на которые рассчитано применение ЭЦП. Если бы не одно «но». Закон ничего не говорит о том, что две ЭЦП одного и того же лица должны быть рассчитаны на применение в различных отношениях. А значит предложенный вывод не является надежным, хотя и представляется весьма логичным.

Эта пробельность закона способна ограничить использование ЭЦП. Например, лицо, зарегистрировавшееся в качестве индивидуального предпринимателя, может хотеть завести себе две ЭЦП: для отношений, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и для отношений, с осуществлением такой деятельности не связанной. Позволить ему это было бы вполне логичным, но нечеткость формулировок закона способна помешать в этом.